Стихи в канун Хеллоина

Hallowe'en (Hallows Evening) - Хэллоуин - ночь перед Днем всех святых. Говорят, Хэллоуину не менее двух тысяч лет. Истоки этот противоречивый праздник берет из кельтской культуры. У кельтов существовали «начала времен года». Их было четыре. Самайн знаменовал собой приход зимы и отмечался 31 октября.
В VII веке Папа Бонифаций IV утвердил 1 ноября День Всех Святых, желая отвлечь английский народ от языческих обычаев. Позже 2 ноября стало Днем Душ - когда поминали всех умерших. Однако традиции сохранились в народной памяти, и победить их до конце так и не удалось.
Сейчас праздник возвращается в Европу. Дети наряжаются в костюмы чудовищ и ходят по соседским домам, требуя сладостей. Также устраивают маскарады и выставляют в окно полую тыкву с вырезанными глазами и ртом и свечкой внутри, чтобы отпугнуть духов.
Кстати, тыква - изобретение американцев. А до того в Ирландии и Шотландии страшные рожи, в которые потом вставляли свечки, вырезали из реп и картофелин, в Англии - из свеклы.
Стихи в канун ХеллоинаХэллоуин поздравления в канун

В такие ночи...
В такие ночи не дремлют звери,
И чуют ведьм,
что идут навстречу,
Идут без спроса
в чужие двери,
Берут в домах
зеркала и свечи.
Потом – плясать
под дождём и громом,
Ловить в сердца
мимолётность мига.
Они ничто
не назвали домом,
Чтоб там сидеть
на окне и с книгой.
Когда ещё на мои ладони
Весь дивный мрак
через край прольётся!
Нам будет свет
лишь от вспышек молний,
Зато таких,
что не надо солнца.
Такие ночи бегут быстрее,
И все слова
ничего не значат.
А я сейчас
веселей и злее,
Я тоже
ведьма,
но чуть иначе.
Светлана Галкина

ВАМПИР
Вампир,
дремавший после пира,
другого жертвой стал
Вампира.
Вампир огромный,
как гора,
а стал он жертвой...
Комара.
Семён Островский

Страшная сказка про самую темную ночь (из серии детских страшилок)
Расцвела омела –
Ведьманский цветок,
Нечисть осмелела,
Слышен голосок
Жалобный, противный,
И скрипит, как дверь:
«Где твой месяц дивный?
Нет его, поверь!
Месяц мы украли,
Спрятали в мешок,
Звезды покидали
За гору, в лесок».
И хохочут черти
С ведьмой на лугу…
Ночь черна. Поверьте.
Я, мой друг, не лгу.
Но мешок дырявым
Оказался вдруг,
И сучком корявым
Спас его паук.
Подцепил и ловко
К небу привязал,
Как важна сноровка,
Удалец-то мал.
Звезды муравьишки
К паучку снесли,
Вот и все делишки –
Небушко спасли.
Удальцы малые,
Малы, да важны.
Черти ноют злые –
Нет у них луны.
Но не бойтесь, дети,
Паучок не спит,
Он на белом свете
Нечисть победит.
Сердце апреля (Марина Колосова)

Часовня
Холодно в заброшенной часовне,
Чуть трепещет белая свеча.
Не идёт молитва с уст бескровных,
А ладонь дрожаще-горяча.
За окном дождя извечный ропот,
И дыханье чьё-то, там, в тени!
Свет и тень. Бессвязный полушёпот:
«Господи... Иисусе... сохрани!..»
Гром! Удар! И гаснут, гаснут свечи –
За одной другая. «Защити...»
И со всех сторон несутся речи:
- Виноват... виновен... Отплати!
Дуб – огромный дуб – качает ветер.
Из такого делают гробы!..
Бледное лицо при лунном свете
Тускло отливает голубым.
Опустилась дымная завеса:
«Зря, родимый, ты приехал зря...»
...Вдруг утихло всё. Встаёт над лесом
Ранняя неяркая заря.
И ничто так не ласкает слуха,
Как победный петушиный крик.
...Сердце ждёт прихода злого духа,
А в тумане – юный страшный лик.
Тёмный взор мерещится, блистая,
Неотвязно на твоём пути.
«Ты вернёшься, милый. Я-то знаю!»
Не забыть, не скрыться, не уйти...
Светлана Галкина

Шабаш
Приторны твои конфеты
и пусты твои слова.
Ты прости меня за эти
преступленья колдовства.
Острословлю поневоле -
как без этого прожить?
Появилась под Хэллоуин
в сердце ярость госпожи:
спички зажигаю взглядом
и не холодно ничуть.
Выпью ведьминого яда
и на шабаш полечу.
Там кругами хороводы
возле адского костра...
Подожженный небосвод мы
мхом тушили до утра,
долго ждали электричку.
Я пришла к тебе чуть свет
и обугленные спички
обронила на паркет.
Ларичева

Ведьма
Об утес за синими низинами
Неспокойно плещется вода.
Взглядом немигающим, резиновым
Затащила ты меня сюда.
Не спеши считать минуты горькие –
Я ведь обессилен и один...
Видишь, там, за дальними пригорками
Умирает солнца апельсин.
Мир наполнен знойным ожиданием.
Я шагну, не надо торопить!..
Мне бы только отблеск сострадания
Хоть на миг увидеть – и простить.
Но глядишь призывно и размеренно –
Что тебе до боли новичка?!
Вековая скучная уверенность
Затаилась в омуте зрачка.
А была когда-то начинающей,
Мучилась, что кто-то приказал...
И, пугая взглядом немигающим,
Светятся зеленые глаза...
Михаил Галин

Ведьмино творенье
Изогнулся липы ствол
На лесной опушке.
На огне кипит котел
В ведьминой избушке.
Добавляет ведьма трав –
Лета подаянье –
В заколдованный состав,
Загадав желанье:
Увидала ночью сон,
Просто загляденье,
А во сне явился – он,
Счастья воплощенье.
Улыбался мило ей
Рыцарь кареглазый,
Длань нежнее соболей,
Крепче, чем алмазы.
Подсыпает ведьма трав,
Слышно бормотанье,
А зеленый глаз лукав –
Светится желаньем.
Горстку горца на глазок –
Пусть прибудут силы,
Остролиста порошок –
Все в котел игривый.
Ночь. С небесной высоты –
Звездное паденье.
Просыпаюсь…Рядом ты –
Ведьмино творенье.
25 февраля 2007 г.
Татьяна Шутко (с)

Восставшая...
Больно давит виски, надуваются вены,
Бледность щёк оттеняет глазниц синева,
Голова пробивает обитые стены,
Только пульс мне опять намекает – жива!
Вырываюсь из плена удушливых комнат,
Светлячками горят в полумраке огни.
Станет дурно – не жалует воздух покойник,
На просторе, где вечером свежесть пьянит.
Перевернуто небо, купаются звёзды,
В затхлой луже нашедши зеркальную гладь;
И смеются беззвучно беззубые дёсны
И горящая искра во взгляде тускла.
Ускоряю свой шаг, я сейчас на охоте,
Жажду свет, жажду радость, веселье и жизнь.
Проглотить, а позднее со сгустком харкоты
Смачно выплюнуть связку из кожи и жил.
Лариса Луканева

Колдовское зелье
Каждая женщина немножечко ведьма!
В дикой пляске для веселья
По ночам варила зелье,
От тоски и от остуды
Заклинанья шепчут губы.
А когда читала мантры,
Добавляла кориандра,
Да цветов сухой гвоздики…
По стене гуляли блики.
Добавляла в зелье перца,
Чтоб горело страстью сердце,
Чтоб кипел отвар в кастрюльке,
Слез горючих – по граммульке.
Добавляла, добавляла…
Зелье страсти алым стало,
Словно красное вино,
Для тебя припасено.
Сердце апреля (Марина Колосова)

Мефистофель
Во власти силы колдовской,
рассудку не внимая, леди
любви желая неземной
о счастье сумасшедшем бредит.
Увяла нежная сирень,
явился он и жаждет плоти,
покои погрузились в тень,
пора ночная на излете.
Он не отвел смущаясь глаз
любуясь женской наготою,
огонь в камине вдруг угас
и вой раздался за стеною.
Артемьева Ирэна

Полнолуние
Игра — азарт манящей ночи
Игра заменит жизнь и смерть
Всё проиграл, забыл, и очи
В миг потускнели—не успеть...
Но и спешить уже нет смысла
И некуда... что он создал?
И в сердце камнем боль нависла
Он жил, искал, но опоздал...
Игра... стремление к свободе?
Но что свободой называл?
Сомнений нет—он раб пародий
Он лишь забвенье терпких скал...
И холод взор его заполнил
Он далеко, его уж нет...
Свои мечты сложил, исполнил
Перечеркнув сознанье лет...
Он призрак, тихий, невесомый
Забытый Богом и людьми
Дух одиночества знакомый
К пиковой даме туз возьми?
Лишь вьюга, мысли заметая
Уносит прочь, старея, жизнь...
Но ведь не точка—запятая
Зовет так тихо:"Оглянись..."
И пролетают серой дымкой
Года безумства, тьмы—игра...
Обмана, лжи, и невидимкой
Растеряны в пути слова...
Но сердце знаменем распятья
Как дикий зверь скорбит одно
Утешат ли? Кругом проклятья
Тревожат сон, покой его...
Он жив иль мертв? И нет ответа.
Признаться надо честь иметь...
Он продал всё, ему за это
Удача, деньги, слава, лесть.
Но нищим пал он на колени
Парча златая, мех, шелка...
Уж не нужны, и в исступлении
Безумный холод у виска...
Один… растоптан и отвержен...
Ничтожный смерд у ног любви
Он слаб, потерян, смыт, повержен.
И желчь в мозгу, и яд в крови.
Любить не может, не умеет.
Нет смелости о ней молить...
Лишь вой волков сознанье греет
На лунный свет он хочет выть.

Прошла та ночь. Луна пропала.
И солнцем залита земля.
Исчез игрок, его не стало...
Скажу, не помнят... не тая.
Но в полнолунье, образ волка
Под бликом каверзной луны
Протяжно воет... Знают только
Что в этом часть его вины...

Моника
С утра, шаля, летала на метле.
С утра, шаля, летала на метле,
В восторженном порыве, страстном очень.
Ловила звездный ветер налегке,
Хвосты комет вплетая в косы ночи.
Босой бежала по морским волнам,
Нагая ведьма, чтобы искупаться.
Дорожку расстилала мне луна.
Нырнуть на дно, русалкою б остаться.
Пила росу на травах луговых,
Пока восход клубился легким цветом.
Снимала злато с облаков тугих,
Искрящихся безумно-нежным светом.
Варила зелье утром на заре,
Всыпая злато с облаков рассветных.
То зелье все б рассеять по Земле,
Что б не было любови безответной.