Стихи про природу

Какой сегодня праздник?

Кто там стучится в ночное стекло?
Ветер ли хлопнул распахнутой форткой,
Иль мотылёк, серебристый и вёрткий,
Просится на ночь в жилое тепло?
Что же, влетай. Я сегодня одна.
Передохнём от дневных неурядиц.
Мне наконец-то дарована радость -
Тихую ночь коротать у окна.
Что ты лопочешь, мой клён-балагур?
Будем беседовать - слово за слово.
Только давай не касаться былого:
Памяти нить - не бикфордов ли шнур?
Пусть моя память сегодня молчит.
Лучше вперёд поглядим без опаски.
Пусть ожидание будущей сказки
Выкует веры спасительный щит.
Ветер и ветки, вы все мне - родня,
Тихая бабочка - гость, а не узник,
Мир мой прекрасный, советчик, союзник,
Друг мой, спасибо, что ты - за меня…

Под покровом пасмурных сфер,
Под присмотром облачных стад
Ежится тоскующий сквер -
Маленький растрепанный сад.
Прирученный маленький лес
Трогает собой пустоту.
Прилетая с дальних небес,
Щелкает вода по зонту.
Я одна по скверу кружу -
И пейзаж украшу едва ль,
Но в него невольно вхожу,
Словно атом или деталь.
Я себя в пустотах аллей
Балую догадкой смешной,
Что немного скверу теплей
На пространстве, занятом мной;
Что в его просторе пустом
Некий уголок заселен;
Что моим веселым зонтом
Мрачный колорит оживлен;
Что, не в силах тучи прогнать
И дождю конец положить,
Вдруг да помогаю - как знать? -
Холод и тоску пережить.

Скворечник
Он сказал с неподдельной любовью:
"Мне природа – родная сестра.
Про охоту и рыбную ловлю
Я могу говорить до утра.
Разве что-то сравнится с азартом
Следопыта, восторгом стрелка
Или, скажем, с дрожаньем внезапным
Пробудившегося поплавка?
Если надобно выдумать слово –
Только с ч а с т ь е м назвать бы я мог
И блаженную тяжесть улова,
И ухи ароматный дымок...»
Дай вам Бог и погоды, и пищи,
Только я не за вас – за мальца,
Что заботливо ладит жилище
Для простого рябого скворца.
Есть ли дело светлей и безгрешне й,
Чем сколачивать, шкурить бока
Золотистой фанерной скворечни –
Деревянного особнячка?
И, пристроив к доверчивой кроне,
День за днем, запрокинув лицо,
Все-то взглядывать из-под ладони:
Не явился ли гость на крыльцо?
И - мелькнули на фоне проема,
На кургузой площадке крыльца
У дверей обретенного дома
Долгожданные крылья жильца!
Вот он вышел на краешек кровли,
Шевельнув молодые листы...
...Есть восторг и в охоте, и в ловле,
Есть природа – но нет доброты.
И стоишь, затаивши дыханье,
И вбираешь, и ловишь, и ждешь
Посвист, щелканье и трепыханье,
Пестрых перьев счастливую дрожь.
Л.С.

Трава
Старый снежок рыхловат и непрочен,
Дождиком смочен – и всё-таки жив,
Всё же вписался в рисунок обочин,
Кустики зимней травы обнажив.
Милость, причуда добрейшего юга:
За лето вдосталь силёнок набрав,
Тянется в небо, свежа и упруга,
Зимняя зелень негаснущих трав.
Чудо негромкое, странная участь –
Соки ль земные хранят, горячи,
В травах бессонницу, или живучесть,
Или бессмертье – поди отличи...
Л.С.

Клюква
Собирайте, товарищи, клюкву,
Клюква в рот не прискачет сама
Открывайте кингстоны и люки,
Чтобы клюква лилась к нам в дома!
Кисели из неё бесподобны,
Витамины творят чудеса.
Подставляйте корзины, подолы,
Рюкзаки, кузова, туеса!
Говорят, что не спорят о вкусах.
Не смирюсь с этим мненьем вовек!
Человек, наполняющий кузов,
Он, поверьте, вдвойне человек.
На болотах аукайтесь чаще,
Не чурайтесь взаимных опек.
Человек, беззаботно кричащий,
Он, поверьте, втройне человек.
Пусть вопят буржуазные злюки,
Пусть жуют испитой ананас.
Всё равно по количеству клюквы
Не догонит Америка нас!
Дмитрий Сухарев

Дождик
А дождь был попросту смешной —
Подпрыгивал, названивал —
Не проливной и не сплошной,
А так, одно название.
Он не хлестал, как сатана,
Не ухал черной лавою —
Он был похож на пацана
С картонной саблей бравою.
И человека не нашлось,
Чтоб зонтиком позорился.
И мне домой никак не шлось,
Хоть дома не поссорился.
Я на бульваре поболтал
С детишками-копушками,
Потом стихи побормотал
На скверике у Пушкина.
А дождик прыгал нагишом,
Старательно и ревностно,
И я тянул, и я не шел,
И был хороший редкостно.
Дмитрий Сухарев

Скоро полночь. Небеса черны.
Улеглась дневная суета.
Протянулись в сторону луны
Жалобные прутики куста.
Мой усталый полусонный двор
Тёмен от недавнего дождя,
И слезится старенький забор,
Через лужи вброд переходя.
Стены, крыши, влажный двор ночной
И фонарь тщедушный на столбе,
Позабыв о сути прикладной,
Существуют сами по себе.
И деревья, ждущие рассвет
Нового, неведомого дня,
Безучастны. Им, бессонным, нет
Никакого дела до меня.
Отчего же этот непокой?
С сонным миром чувствуя родство,
Что же я ловлю с такой тоской
Исповедь безмолвную его?
Меж стволов петляя и столбов,
Вглядываясь в сумрачный пейзаж,
Как неразделённую любовь,
Я в себе лелею эту блажь,
Эту прихоть: в небеса глядеть,
Растворясь в пространстве городском
И наивно силясь овладеть
Непереводимым языком.
Л.С.

Этот стриж, просквозивший над нашим жильём –
Что хотел он сказать, что он нам прокричал?
Не смотри ему вслед – всё равно не поймём,
Что пронзительный возглас его означал.
Да и вовсе не нам, а собратьям своим
Он пронёс этот выкрик, похожий на клич,
Или это вопрос, или весть, или гимн? –
Можно только гадать – невозможно постичь.
Что за истины спрятаны в шуме дождей?
Что поведал жучок, пробежавший по мне?
Наших скудных фантазий и бедных идей
Не хватает, чтоб с ними побыть наравне.
Что ответил случайно задетый плечом
Куст сирени, попавшийся мне на пути?
О Природа, нанявшись к тебе толмачом,
Не справляюсь – увы, не справляюсь, прости…
Л.С.

Грач над березовой чащей.
Света и сумрака заговор.
Вечно о чем-то молчащий,
неразговорчивый загород.
Лес меня ветками хлещет
в сумраке спутанной зелени.
Лес меня бережно лечит
древними мудрыми зельями.
Мятой травою врачует -
век исцеленному здравствовать,
посох дорожный вручает -
с посохом по лесу странствовать...
Корни замшелого клена
сучьями трогаю голыми,
и откликается крона
дальними строгими гулами.
Резко сгущаются тени,
перемещаются линии.
Тихо шевелятся в тине
странные желтые лилии.
Гром осыпается близко,
будит округу уснувшую.
Щурюсь от быстрого блеска.
Слушаю.
Слушаю.
Слушаю.
Юрий Левитанский

Над клевером зависшая пчела,
Мохнатая, в тигриной позолоте,
Как уголёк негаснущий светла,
И тяжела, как пуля на излёте.
Короткий век свой жить какой ей толк
С соцветиями липкими в обнимку?
Что значит для неё любовь и долг,
И Родина? Согласно Метерлинку,
Неизмеримо больше, чем для нас.
Мы чужаки в рассветном этом дыме.
Мерцающий в тумане Волопас
Не нас пасёт под звездами своими.
Нам не вписаться в гармоничный ряд
Земных зверей, растений и мелодий,
Где о свободе вслух не говорят,
А просто умирают в несвободе.
И сколько к мирозданью ни вяжись,
Любые рассуждения напрасны
О смысле бытия, поскольку жизнь
Бессмысленна, недолга и прекрасна.
Александр Городницкий

Поёт кузнечик, как, солист,
Под золотыми облаками.
Неповторим упавший лист,
Неповторим лежащий камень.
Нам не дано войти, увы,
В наряде жёстком и зелёном
В прохладные леса травы,
Наполненные тихим звоном.
Воздушный наблюдать парад
На фоне алого заката,
Где лёгких мотыльков парят
Летательные аппараты.
Нам не постигнуть никогда
Земные тайны ноосферы,
Где мы живём, как Гулливеры,
Попав по случаю сюда.
Александр Городницкий

После грозы
Ночью я видел:
Ломались березы!
Видел, метались цветы!
Гром, рассылающий
Гибель и слезы,
Всех настигал с высоты!
Как это странно
И все-таки мудро:
Гром роковой перенесть,
Чтоб удивительно
Светлое утро
Встретить, как светлую весть!
Вспыхнул светящийся
Солнечный веер,
Дышат нектаром цветы,
Влагой рассеянной
Озеро веет,
Полное чистой воды!
Николай Рубцов